18 июня 1946
Сгораемый мусор
Здравствуй, давняя подруга.
Как поживала? Чем дышала? Вижу, соскучилась по мне.
Я здороваюсь с тобой за руку. Ладони у тебя всегда холодные. Как и то, что ты носишь в карманах.
У тебя всегда что-то припрятано за пазухой. Пачки сигарет, початые бутылки. Острые предметы. Что предложишь на этот раз?
Нам с тобой не о чем говорить, но рядом друг с другом мы находим успокоение. Ты – от суеты и долженствований, я – от навалившегося опыта. Когда я кричу, только ты меня слышишь.
Ты протягиваешь мне руку, в которой зажато не то, что мне поможет, но то, что принесет покой хотя бы на пару часов. Все, что ты предлагаешь, было когда-то моим и еще хранит мое тепло. Притушенные сигареты, острые стеклышки.
Эй, подруга, покажи мне, что будет на этот раз. У тебя ведь богатый арсенал. Хочешь – ножи, хочешь – опасные бритвы. Ты предоставляешь мне выбор, оговаривая только одно условие: это не для других, для меня.
А я как то дерево, на котором делают насечки. Или скала. Без разницы. Вроде крепко, что и не свалить с первого раза. Да только ты попробуй. Гнилая сердцевина или сыпучий песок под, казалось бы, прочной коркой.
А ты проверь, полосни ножом. Вроде стоит, вроде все, как раньше, да только трещина пошла. И где-то уже начинает рушиться основа. И только ты меня, подруга, понимаешь.
А я кричу. Улыбаюсь, держусь прямо. Все до наступления ночи. Как в сказке. До полуночи – принцесса, а там уж.. Черт разберет что. И звери внутри, и тьма, и волчья яма. В такую попадешь, и все, не выбраться. Острые колья, покатые стены. И до рассвета будешь там. Рвать зубами собственную плоть, лишь бы освободиться, да только куда там.
А ты предлагаешь выход. Пролить в нее кровь, и пусть уж попадаются другие. Ловись рыбка. Сколько своих зверей мне надо в нее сбросить, чтобы пройти дальше? Этого ты не скажешь. Только протянешь нож. «Еще капельку», − читаю я в твоих глазах.
Иногда мне кажется, что и не об этом ты вовсе. И не для того даешь ножи и сигареты. Но кто же тебя разберет, пока ты сама молчишь.
А пока я послушно делаю насечки и жду, когда кровь заполнит яму.