11:53 

Как я провел Это

18 июня 1946
Сгораемый мусор
Название: Как я провел Это
Рейтинг: PG-13
Жанр: сказка
Размещение: запрещено


В тот день дул холодный северный ветер. Низковисящее солнце не могло согреть кутающихся в шали людей. Серые, они шли по грязным улицам, уперев взгляд в землю и сгибаясь под сильным потоком воздуха.
Я опаздывал. Старые часы в городской башне давно были готовы отдать концы, но сделали это только вчера, и мой начальник, угрюмый часовщик, вечно теряющий свои инструменты из прохудившегося ящика, велел к рассвету быть в башне. Но, как уже известно, часы сломались, а разбудить меня было некому.
И я спешил. Проспал не только я − весь город. Не успевающие на работу люди были озлоблены и грубы. Острые локти то и дело тыкались мне в ребра, и я, закусив губу, пробирался меж людских тел по тротуару. Все, что меня заботило, − это не наступить никакому богатею на ботинок. Я так же, как и все, вперил взгляд себе под ноги, стараясь выискать свободный кусочек земли. И угадайте, что я увидел, повернув за угол?
Это была маленькая, ссохшаяся рука. Без тела. Увидев ее под ногами, я чуть было ни вскрикнул, но она бойко прыгнула мне на штанину и, вцепившись пальцами в ткань, поползла вверх. От страха я не мог и слова вымолвить. Стоял и смотрел, как старушечья ручонка поднимается по моим брюкам, потом по рубашке и вот хватает меня за рукав.
Люди толкали меня со всех сторон, безжалостно мяли локтями ребра, а я стоял и пытался сдержать рвущийся из груди крик. Не считайте меня малодушным, но вряд ли кому из вас доводилось быть схваченным отрубленной рукой.
А меж тем, рука не остановилась и не замерла. Она крепко, почти до боли стиснула мое запястье и потянула на другую сторону дороги. Не в силах сопротивляться ей, я повернул следом. Городская башня, где на рассвете ждал меня мастер, осталась за спиной.
Рука тянула и тянула меня, а я безуспешно пытался выдернуть из ее хватки свое запястье. Странная рука даже не дернулась. Как будто кто-то сильный вел меня за собой. Вот только от этого человека была только кисть. И тогда я смирился и шагнул вперед руки.
К моему удивлению, она не стала снова вырываться вперед и тащить меня следом. Только сползла вниз и уютно угнездилась в моей ладони. Она даже не тянула меня. Лишь указывала направление тонким, узловатым пальцем.
Не скажу, что я всегда мечтал сжимать пальцами отрубленную человеческую кисть. Я бы бросился бежать куда глаза глядят, лишь бы подальше от этой странной вещицы. Но знал, что стоит мне хоть на дюйм отклониться от заданного направления, как мои пальцы хрустнут, сжатые старой рукой. И я покорно нес ее, куда она велела.
Башня за моей спиной оставалась все дальше, и я понимал, что теперь уж точно потерял работу. Солнце стояло высоко в небе, и на окраине города было непривычно тихо без боя старых часов. Такое опоздание мне не простят. А рука, меж тем, вывела меня к дешевому трактиру.
Я никогда не бывал в подобных заведениях, но потемневшая табличка, криво висящая над воротами, не оставляла сомнений. Рука плавно указала пальцем в сторону двора, и я шагнул в ворота.
Не дав мне оглядеться, рука потянула меня в проем между зданиями, казалось бы, с каким-то особым рвением. Все, что я успел увидеть, − взрытая колесами телег земля и выплеснутые на нее помои. Рука дернулась у меня в ладони, словно пытаясь привлечь мое внимание, и я перестал глазеть по сторонам.
В ворохе рваного тряпья у моих ног сидел бродяга. Я так увлекся, идя за своей странной находкой, что едва ни наступил на него. Он был грязный, лохматый, и я никак не мог понять, от чего больше воняет: от него или от вылитых помоев.
Бродяга сидел на земле, сжавшись, и потому я не сразу заметил, что вместо правой руки у него уродливая, кривая культя. Обхватив ее левой, здоровой, рукой, он прижимал ее к груди и качал, как младенца. Наблюдать за ним было страшно и отвратительно одновременно. Невольно, вопреки желанию державшей меня руки я сделал шаг назад. И только тогда бродяга увидел меня.
Он прекратил укачивать увечную руку и поднял взгляд на меня. Лицо его было ужасно. Покрытое до середины давно небритой щетиной и завешенное слежавшимися космами, оно состояло, казалось, только из пронзительно-желтых глаз. Они, словно кошачьи, светились между свисавших прядей, и от их взгляда становилось не по себе.
Наверное, только поэтому, когда бродяга протянул ко мне свою изувеченную конечность, я не бросился прочь, а потянулся ему навстречу. А может, то потянула меня найденная рука. Когда между его культей и моими пальцами осталась лишь пара сантиметров, рука будто бы радостно перескочила на его предплечье, и мгновенно стало ясно, где ее место.
Не было никакого розового дыма или грохота, как обычно это описывают в сказках. Бродяга просто встал, провел руками по лицу, словно смывая грязь, и предо мной предстал совсем другой человек. Я никогда не видел его раньше, ведь если бы видел, запомнил бы эти удивительные желтые глаза.
С работы меня в тот день так и не уволили. Бесцеремонно отодвинув меня, человек вышел из лаза между домами, выронив из кармана большую старую шестеренку. И я мигом вспомнил, что меня ждет мастер. Сам не знаю, зачем подхватил ее с земли. Тогда это было неважным. Я просто схватил ее и бросился бежать.
Когда я все же добрался до башни и поднялся к часовому механизму по крутой лестнице, был уже вечер. Мой старый мастер разжег лампу и, бессильный, сидел за столом. На мое появление он даже не отреагировал. Бросил устало на стол отвертку, и только.
Когда он все же объяснил, что случилось, оказалось, что часть старого механизма пропала. Найденная шестеренка тут же прыгнула в кармане, напоминая о себе. Я медленно опустил руку в карман, непослушными пальцами сжал деталь. И извлек на свет.
Хоть и грязная, старая, она идеально подошла к механизму, позволив мне остаться работать у часовщика и больше не просыпать работу.
Словно талисман, данный мне желтоглазым бродягой.

@темы: Fanfiction, Original

URL
   

Апрель

главная